Новости
 

 

Главная Новости История Подлинная История ПФ Метагалактика Галактика Голос Вселенной ПФ - Измерение Империя мысли Good as Gold Гостевая книга Форум Прорицание

21.09.2003

Во Франкфурт с тоской по России... Беседа с писателем Юрием Петуховым (газета «Книжное обозрение» 22.09.03г.)

Юрий Петухов – писатель, историк, философ, публицист, автор легендарной пятитомной эпопеи «Звёздная Месть», романов «Бойня», «Сатанинское Зелье», «Проклятый», «Измена», «Громовержец», книг публицистики «Вечная Россия», «Третья Мировая в разгаре», «Черный Дом», «Колония», «Гибель России», «На руинах Третьей Мировой», создатель исторической концепции «Подлинная История» (изложена в книгах «Дорогами Богов», «Колыбель Зевса», «История Русов» в 4 тт., «Тайны древних русов», «Русы Древнего Востока», «Норманны. Русы Севера» и др.) Главный редактор первой в России независимой газеты «Голос Вселенной», журналов «История», «Галактика»... автор известных «Прорицаний», в которых были предсказаны расчленение СССР, войны в Европе, Чечне, теракты 11 сентября, падение шаттла и многие другие чудовищные катастрофы, автор концепции свершившейся Третьей Мировой войны и идущей в настоящее время Четвертой Мировой (войны нового поколения), разработчик базисной теории Философия Исцеления и Сверхнового Завета Ш тысячелетия (условия выживания в Обществе Истребления).

- Вы были на ММКВЯ-16. Как для Вас прошла книжная выставка в Москве?

- Сумбурно. Сотни встреч. Тысячи читателей. Много заказов от издательств... Заранее говорю, все выполнить не смогу... Я вообще собирался уехать из России лет на пять, поработать в тиши, даже подобрал домик в Северной Калифорнии, на берегу Тихого океана, между речкой Славянкой (там её называют Рашен ривер) и Фортом Росс. Я объездил полмира, но ничего лучшего не видел... чуть ниже, в Бодеге, закрытая зона для миллиардеров и президентов, но там уже не то... Задержка с Центром Подлинной истории и Высокой литературы, который я создаю, пока не решатся все оргвопросы, уехать не смогу... или только временно. Возня надоела. Суета. Кругом суета! Да и с литературой...

- А что случилось с литературой?

- Литературы, собственно говоря, никакой нет... Есть «издательские проекты», все эти дуни огурцовы, груни бубенцовы, калины малинины да несколько копрофилов матерного постмодерна. Ещё дышит, правда, Питер, «амфоровская» бригада. Но дышит она явно на ладан. Всевозможные «букеры» дают за псевдоинтеллектуальную полуграмотную эквилибристику, глупую и вялую. За такие книги надо сечь на конюшне... Чудовищно много переводного мусора. Впрочем у нас всегда – по улицам слонов водили. Если Пауло Коэльо начнет подписывать книги своим подлинным именем, Павло Коваль, никто его покупать не будет - дарагие расияне, панимашь, любят экзотику. Я их понимаю. Но я двадцать лет проработал редактором, меня просто тошнит от непрофессионализма и тупости.

- Вы несколько фамильярны по отношению к нынешним властителям дум...

- ... которые властвуют над тем, что ниже пояса. Нет, я люблю и их. Поругиваю так, по-отцовски. То же могу сказать и про директоров нынешних ведущих издательств... ведь многие из них начинали свою карьеру разносчиками газеты «Голос Вселенной», которую я редактировал в девяностых, сейчас они ездят на мерседесах, «рубят капусту» на издании фуфла и неохотно вспоминают крестного папу... многие из этих мальчиков и превратили Литературу в литбизнес-нон-стоп, загубили кучу юных гоголей, обратили их в сериальных борзописцев-бумагомарак. Да и, как у Окуджавы, «...приходишь в дом, а в доме этом пахнет воровством». Для меня Литература - мой дом, я в нем живу, в нем и помру... больно видеть в нем воров и прощелыг.

- Кстати, вы слышали про бесконечные скандалы с ЭКСМО?

- Мне искренне жалко Новикова. Но я предупреждал ЭКСМО и их юриста. Мне нужны были только их извинения по поводу воровской публикации моего «Прорицания» в книге Игоря Талькова «Монолог». Игорь меня любил и уважал. А юноши из ЭКСМО, увы... Могу сказать, что их ожидают сюрпризы. Но в целом «гасить» это издательство мне пока бы не хотелось, я надеюсь, что они исправятся... вот уже Шафаревича напечатали, а это поступок. Впрочем, подумаю...

- Знаете, после того, как вы угадали 11 сентября и падение шаттла, всё это звучит довольно-таки жутко.

- Я не играю в угадайки. Это прекрасно знают читатели моих прорицаний. И под заветами «о любви к ближним» я лично не подписывался. Иногда «ближнему» надо дать по зубам, чтобы он «чтил отца своего». И это тоже по-Божески, по-христиански...

- А что за центр высокой литературы Вы упомянули?

- Центр Подлинной истории и Высокой литературы, так точнее.

Пытаюсь собрать всё интеллектуальное и духовное, что ещё осталось в нашей бедной Россиянии, возродить, дать новый импульс. Поднять с колен всех тех, кого ещё не добили соросы и их местная администрация. Блаженны верующие... и я в их числе. - С чем едете во Франкфурт?

- С тоской по погибшей России, с усмешкой над дураками-«демократами» и с «Жизнью №8». Роман преждевременный, я это осознаю. В ближайшие пять-семь лет его не поймут и не примут. Но уже через год-два наши самые борзые литераторы начнут его копировать, делать слепки, пытаться что-то повторить, как это было, скажем, с «Бойней», из которой выросло несколько направлений в литературе последнего десятилетия... Роман очень острый, злой и беспощадный, но справедливый.... Хотел почитать кое-что немцам. Но меня и мои чтения сняли с Форума, такая вот гласность и свобода слова...

- Кто мог Вас снять?! И почему?

- Те, кто и пригласил, наши организаторы из Минпечати – вымарали отовсюду, даже из плана мероприятий. Я их понимаю, гласность не делают в белых перчатках, проще работать с лояльными копрофагами и матерщинниками, чем с этим вечно недовольным диссидентом Петуховым, который всегда мутит воду... Впрочем, это ерунда. Во Франкфурте у нас свой постоянный стенд. И вообще, нет пророков в родном отечестве. Зато пороков хоть отбавляй. Тем и живем. Если с Калифорнией будет заминка, уеду на север Германии, года на три, здесь ближе к корням, да и надо завершить двухтомную монографию «Викинги». После вашингтонского конгресса по викингам в Смитсонианском Институте я так и не брался за эту тему. Не до изысканий было. А ведь я всё-таки историк. Этот груз давит постоянно. Если не ты – то кто?! Отделение истории Академии Наук после смерти моего учителя Бориса Александровича Рыбакова выдохлось. Ничего не делается. Пустота. Суета! Трудно разрываться. Но до этого почитаю немцам, пусть узнают кое-что про себя - в новом романе есть главка для хозяев ярмарки - «О, бедные, бедные немцы!»

- Они на самом деле бедные?

- Они зажаты меж трех огней. В Европе они мальчики для битья. Они ещё улыбаются вежливо, по-немецки, но в глазах у них слезы ужаса и смертной тоски. В «Жизни №8» я пишу, что Россия спасётся Германией, а Германия Россией... если нас опять не стравят, как в 41-ом. Грядущее готовит России чудовищные испытания. Мы все ждали эру Водолея, верили в Эру России, а пришла эра Черных Обезьян... это тоже из той Жизни № 8, которая легко трансформируется и в бесконечность, и в ленту Мебиуса, и в звезду Богородицы, и в два сортирных нуля... Роман не для слабонервных, он рассчитан на умного читателя, которого на постмодерне не проведёшь... Эпоха постгуманизма. Это не я придумал. И потому я пишу в романе, что мечтаю стать киллером и давать самому себе «заказы» – кто никогда не хотел кого-нибудь замочить, хотя бы в сортире, пусть бросит в меня камень. Что-то я не вижу камнеметателей!

- То, что Вы пишете про общество истребления, это вымысел, эпатаж или...

- Это просто правда. Из общества потребления незаметно, вопреки всем иллюзиям Александра Зиновьева, человечество плавно перетекло ни в какой ни в глобальный человейник, а в общество истребления, где его под нескончаемые фейерверки, празднества и викторины просто и умело уничтожают. Никакие чекистские и фашистские «фабрики смерти» не сравнятся с той глобальной Фабрикой Смерти, с той мясорубкой, в которой сейчас уничтожается излишняя человеческая биомасса... Тема опасная. Приходится раскрывать то, что известно лишь единицам на планете. Этого могут не простить... Но я уже «перешел на ту сторону...» Кто читал «Звездную Месть», «Бойню», «Жизнь №8» знают это...

- На какую сторону, не совсем понятно?

- Это как в песне: «мы в ненастную ночь перейдём на ту сторону, чтоб в последней атаке себя не жалеть». Мой новый роман будет называться «Ненастная ночь». Рубикон перейдён. Это будет последняя атака, «психическая атака», мои белые деды и отцы шли на смерть в полный рост, не отводя глаз, наверное, пришел и мой черёд... не жалеть себя в последней атаке. А там будет видно... Ещё мне хочется написать очень грустный и светлый роман под названием «Любовь» о совершенно безумной любви сорокалетней прожженной оторвы и двадцатилетнего парня, очень сентиментальный роман, над которым будут рыдать... мне тоже нужна отдушина, я не железный. Ну, а миллионы моих читателей требуют продолжений «Звездной Мести» и третью часть «Бойни». Мне бы тоже хотелось окунуться снова в тот непостижимый сверхреальный мир, который я каким-то Божьим чудом создал... а может, и не совсем я его создал. Пятитомная «Звездная Месть» это вообще бездна, в которой я сам тону... Одно время я даже порывался сжечь рукописи с полным текстом. Читатели называют её Библией, в которой есть всё... Это и кощунство. И правда. «Месть» - это Библия Апокалипсиса и Постапоклипсиса.

- А критики?

- Критики любят простые вещицы, которые раскладываются по их критическим полочкам. Для большинства из них мои романы просто недоступны, на третьей странице их мозги переворачиваются набекрень... и они возвращаются к сорокиным, мамлеевым, битовым, где все ясно и понятно. Хотя А. Ройтблат из «НЛО», один из десятков критиков, написал достаточно толковую рецензию. Фантасты не признают меня своим, и это верно, я не пишу фантастики, это было бы слишком скучно, прозаики-бытовики вообще шарахаются от меня как черт от ладана – ни один из них не сможет вести повествование на семи уровнях и в тридцати трех измерениях... Умному читателю проще, он просто погружается в роман – и «улетает». Но и читатели пишут, что начинают постигать что-то только после третьего-четвертого прочтения.

- Отношение к вам и вашему творчеству неоднозначное: одни называют Вас великодержавным шовинистом, антисемитом, другие – русофобом, провокатором и агентом Моссада.

- А я называю и тех и других обалдуями. Они просто зашорены. Привыкли к стереотипам и клише. А я мыслю свободно и смело. Для меня нет запретных тем. Ярлыки стали вешать после моей статьи в прессе «Подпишет ли Израиль союзный договор?», в которой я предлагал ещё в 1989 г. включить Израиль в состав СССР, ведь там практически вся интеллектуально-духовная элита русские. В России меня заклеймили. А в Израиль пригласили с циклом лекций. Парадокс? Нет, просто русские евреи, ощутившие на Святой Земле дичайшую дискриминацию, поняли, каково быть русским – а их, беженцев из России, там считают именно русскими. Пришлось русскому писателю защищать бедных русских евреев. Вот такой я великодержавный антисемит. Впрочем, о чем говорить, если даже такой титан мысли как Солженицын пишет книжку под названием «Двести лет вместе». Уважаемый Александр Исаевич, видно, не знает, что русские прямые потомки филистимлян-пеласгов и что ежели писать правду, так надо писать «Три тысячи лет вместе»! В «Жизни №8» есть и об этом. Да и вообще, любому из нынешних сочинителей моей «Жизни» хватило бы на сорок романов...

- Вы не умрете от скромности...

- «Я последний писатель русский – мной закончится Божий счёт». Когда я лет пять назад написал эти строки (стихотворение «К России»), мне казалось, что это эпатаж, желание подзадорить коллег. Но потом я с ужасом ощутил, что это просто правда. Время писателей уходит, пришло время сочинителей. И всё связано воедино. И гибель России, и гибель Литературы, и «мы в ненастную ночь перейдем на ту сторону...» Подвига Лимонова уже не повторит никто. Режим показал, что писателей будут карать беспощадно, это враг пострашнее боевиков и международных террористов. Писателей просто уничтожают, забивают, ликвидируют как класс... с последним русским писателем канет в прошлое и Россия, останется пепси-памперсная резервация Россияния. Мясорубка Общества Истребления набирает обороты. Впрочем, и в пире во время чумы есть своя бесшабашная прелесть, свой азарт. Иногда мне хочется послать всё к чертовой матери и пуститься в чумовой разгул. Апокалипсис страшен тем, что он сладок и весел: «есть упоение в пиру, и черной бездны на краю!» Александр Сергеевич меня бы понял. В России две беды – дураки и «демократы».

- Насколько мне известно, дураки и дороги!

- Дороги мы выбираем сами. Нечего на них пенять. А эту липовую «демократию» нам навязали сверху и сбоку. Поэтому я себе позволю переиначить классика: именно – дураки и «демократы»! Это наш гроб! Всем уже давно ясно, что если кто-то рядом истошно вопит о наших правах и демократии, значит, непременно хочет сесть нам на шею, залезть в карман и украсть у нас последнее. И всё! И больше ни слова! Иначе меня не только на Форум, а вообще никуда... точнее, найдут куда! Короче, прощай, Россия! прощай, Литература!

Беседу вел Николай Куприянов

Hosted by uCoz